.
Избранные материалы
X Международного конгресса молодых ученых
Перспектива

Нальчик, 2007


Мифо-философские тенденции повести Н. Куека " Черная гора"

Бейтуганова А.А.

Кабардино-Балкарский институт гуманитарных исследований, г. Нальчик

В конце 90-х г. XX в. и в начале нынешнего столетия традиционная историческая проза стала приобретать иные очертания, наполняясь мифологическим и эпическим содержанием. В мировой литературе миф играет определенную роль, иногда величайшие творения художественной литературы активно пользовались этой обобщающей "силой мифа": "Божественная комедия" Данте, "Фауст" Гете и " Дон Кихот" Сарвантеса.

С течением времени "миф" и "мифологемы" становятся все более обобщенным символом человеческих знаний, знаком, абстрактным и фантастическим обозначением отдельных категорий гносеологического процесса. Примечательно, что миф используется писателями прежде всего в художественных произведениях с "исторической основой", потому что миф – это "фантастический образ" прошлого, а прошлое – главный объект исторической прозы.

Известный адыгейский писатель и поэт Н. Куек в своей повести "Черная гора" (1997) обращается к весьма новой повествовательной фактуре, мифо-философской, "многосложной по содержанию и новаторской по жанрово-стилевым формам" (1). С помощью мифа он изображает самое тяжелое и трагическое время адыгского народа – Кавказскую войну.

Жанр произведения исследователи адыгской литературы определяют по- разному. Литературовед Шибинская Е.П. относит его к жанру историко-философской повести, критик и литературовед К. Шаззо считает произведение нечто новым, синкретическим, основанным на эпосных началах народно-сказительного времени. В принципе, не возражая против данных обозначений, считаем, однако, нужным сделать некоторые поверки. Во-первых, определение "исторический" в обозначении жанровой разновидности произведения предполагает весьма противоречивый аспект, назвать его "историческим" можно лишь условно, так как автор с помощью философско-сказового элемента создал своеобразный синтез исторической конкретики, в основу которой вложены общечеловеческие и национальные проблемы. Во-вторых, он не историчный и потому, что не определяет времени и пространства – они слиты воедино. В повести господствует реальное историческое время, которое разделено на два временных континуума: реальный – привычный мир и ирреальный – мир фантазий.

"Черной горе" присущ мифо-философский сюжет с исторической основой. Повесть состоит из трех глав: в первой главе шесть новелл, во второй – четыре, в третьей – семь. Буквально на считанных страницах автор рисует огромный движущийся мир с разными людьми (Мазаг, Нарыч, Нешар, мать Нешара, девочка, старик, рыжебородый, невидимые, которые видят нас, одинокий всадник, привязавший себя, разлученные) и каждый из них связан нитями единой паутины с главным мифическим образом повести, Черной горой, гигантским воплощением зла, которое притягивает к себе и разрушает все на своем пути: " каждое полнолуние на Черной горе собираются самые страшные звери, скачущие и ползающие, и испускают свой яд. Глянет луна на Гору – она становится выше, а тень ее длиннее. Раздается голос ее каменного сердца, оно истекает потом от усилий вырваться из тяжкого заточения, горьковатая влага просачивается сквозь каменную толщу и злой тенью сползает с ее склонов. Гора начинает дрожать и испускать одуряющий зловонный запах, пытается сравняться с землей, бьет тенью об землю, на ее вершине гремит гром, сверкают молнии" (2). Вместо историзма и типизации Н. Куек пользуется мифом и фантазией в изображении образа черной горы.

"Эта повесть – попытка осмыслить Зло и понять, что можно противопоставить ему"(3) – пишет автор в предисловии, показывая вечную философскую дилемму добра и зла, рассматривает ее в повести в контексте Кавказской войны. Черная гора – это зло, которое есть в человеке. Каждый человек на земле творит зло " мы творим Зло и упрекаем себя за это. И мы снова творим Зло…" (4), весь мир втянут в этот процесс злотворения. Было бы просто отделить одно от другого, если бы носители Добра и носители Зла существовали бы порознь: вся сложность в том, что они могут жить в одной среде, в одной душе. Все это является основанием сюжета повести. Из всего изложенного видно, что нетрадиционное философское осмысление исторической проблематики в повести выражается стремлением Н. Куека выявить самое трагическое время адыгского народа.

В первой главе автор знакомит нас с первым героем повести, Мазагом, который после двухсот лет жизни медленно угасает "солнце заходит в сердце Мазага, чтобы никогда больше не взойти" (5). Образом Мазага автор показывает целый народ, который погибал в те страшные годы, видя несправедливость, происходящую с их народом. Мазаг зол на своих предков за то, что они не сберегли своего единства и добра в своих душах, умирая он не хочет оставить им Солнце, Небо, Деревья, Реки, "забирает солнце, оставляя в небе его тень. Он не может участвовать в этой бойне, не умеет воевать и не хочет" (6). Мудрец любит свою землю, своих предков. Он знает всю адыгскую землю и не хочет ее погибели "не один раз уводил он град и губительные дожди от полей в гнилые болота и знает, где и как взрастают семена, которые сеют страшные болезни" (7). Мазаг стар и больше не сможет помочь своему народу, последней его надеждой для спасения он считает юношу Нешара, который " на расстоянии полдневного пути от него идет к морю" (8). Он наставляет его: "не привыкай к гневу, не ищи виноватого. Горе, сделавшее слепыми твое сердце и твой ум, начинается не с одного человека, народ или земли, никто не знает их истоки, люди видят только то, что уже произошло. Сеющий проклятие вселяет в свой разум зло. Именем Бога ни о чем не проси. Он все видит Сам" (9). Эти напутствия – вербальное выражение мудрости, накопленной народом за многие века своей истории. Ими Мазаг побуждает верить в хорошее, в добро, в бога, призывает не помнить зла и не мстить, а начать новую жизнь.

Нешар – главный герой повести, автор скрывает это в первой главе, именуя его "юношей". Как и Мазаг, он в значительной степени мифологический персонаж, который обладает невероятными способностями, "он идет, его видно за самыми высокими деревьями. Он пробегает через реки, не промочив ноги, но спотыкается о маленькие камушки. Сам того не ведая, проходит сквозь огромные скалы, появляется между гигантскими деревьями, легко раздвинув их стволы, но мимо бабочки, застывшей на цветке и греющейся на солнце, идет осторожно, чтобы не потревожить ее…" (10). Мудрец Мазаг умирает и оставляет народу этого юношу (Нешара), у которого доброе сердце, оно освещено "солнцем и призрачным светом луны" (11). Здесь можно прокомментировать слова автора: " Приходящий – яви нам душу. Уходящий – оставь нам свет" (12). "Уходящий" Мазаг оставил надежду погибающему народу, "приходящий" Нешар стал Светом, Теплом, Воздухом, Солнцем, Спасением для него. Как и его отец Нарыч, Нешар труженик, земледелец, созидатель.

Во второй части повести раскрывается внутренняя трагедия автора, трагедия Кавказской войны, которая захватила всю адыгскую землю. Нешар ходит по родной земле и видит сожженные аулы, пепелища, труп изуродованного ребенка, тело убитого маленького мальчика, обхватившего сожженный ствол дерева, семилетнюю слепую девочку , над которой безжалостно издевались солдаты, привязанного к дереву мужчину, который попросил своего друга привязать его к дереву, чтобы он вместе с другими уходящими в Турцию не покинул родную землю.

Н. Куек смешивает фантастические картины прошлого с фрагментами сугубо реалистическими. Несмотря на это, произведение едино по своему стилю эстетико-философской направленности. Более того, неординарный ракурс позволяет писателю выразить свою оригинальную и художественно мотивированную эстетическую концепцию.

Критик Н.А. Приймакова называет повесть "Черная гора" "мифологическим романом на тему национальной трагедии адыгов в самый трудный для них период их многострадальной истории" (13). Мы же следуем за автором и называем его повестью, состоящей из семнадцати новеллистических рассказов. В повести мало персонажей, нет исторических лиц, событий с указанием дат, и все это воспринимается как мифо-философское сочинение со сложнейшим сюжетом и мифологическими образами на тему войны, трагедия которой раскрыта на 100 с небольшим страницах.

Литература

  1. Паранук К.Н. Иду к человеку // Размышления о творчестве Н. Куека. – Майкоп, 2004. – С. 59.
  2. Куек Н.Ю. Черная гора. – Майкоп, 1997. – С. 19-20.
  3. Там же, С.3.
  4. Там же, С.3.
  5. Там же, С.5.
  6. Там же, С.6-7.
  7. Там же, С.7.
  8. Там же, С.7.
  9. Там же, С.11.
  10. Там же, С.7.
  11. Там же, С.8.
  12. Там же, С.3.
  13. Приймакова Н.А. Жанрово-стилевое богатство современного адыгского романа об историческом прошлом. – Майкоп, 2003. – С. 89.

.

.
благодарим за помощь "Мифу"
Каждый, кто собирается ставить металлическую дверь, хочет купить самую надежную. За этим стоит обратиться в компанию "Ягуар", которая уже 20 лет производит и продает металлические двери самого высокого качества. Десять лет гарантии на дверь, превосходный сервис (ремонт дверей и замена замков), а также многие другие преимущества старейшего лидера на рынке металлических дверей.

.

.

Портал "Миф"

Научная страница

Научная библиотека

Мифологический словарь

Художественная библиотека

Сокровищница

Творчество Альвдис

"После Пламени"

Форум

Ссылки

Каталоги


Общая мифология

Общий эпос

Славяне

Европа

Финны

Античность

Индия

Кавказ

Средиземно- морье

Африка, Америка

Сибирь

Дальний Восток

Буддизм Тибета

Семья Рерихов

Искусство- ведение

Толкиен и толкинисты

Русская литература

На стыке наук

История через географию

(с) портал "Миф", 2005-2007
При перепечатке ссылка обязательна!