.
Избранные материалы
X Международного конгресса молодых ученых
Перспектива

Нальчик, 2007


Художественное решение судьбы малого народа в романе А. Шортанова "Горцы"

Татарова Р.Х.

КБГУ, г. Нальчик

В младописьменных Литературах народов Северного Кавказа большое внимание уделяется этико-эстетическим, фольклорным вопросам. В исследованиях Л. Бекизовой, Л. Кашежевой, А. Мусукаевой, К. Султанова, З. Толгурова, Ю. Тхагазитова, С. Шаззо и многих других значительное внимание уделяется национально-фольклорному аспекту. При всей разработанности этих тем, остается немало актуальных вопросов, требующих детального изучения. Одним из них является тема судьбы малого народа, в частности, переселения горцев в страны Ближнего Востока. В литературоведческих исследованиях до сих пор этой проблеме уделялось мало внимания. В данной статье мы ставим задачу изучить проблему художественного решения судьбы малого народа в романе А. Шортанова "Горцы", определить ее место в поэтике произведения.

Как отмечают А. Мусукаева, Х. Хапсироков, Ю. Тхагазитов и многие другие, самым распространенным жанром в северокавказской литературе является исторический роман. Именно в нем глубоко отражаются народная жизнь и процессы, происходившие в самой действительности. Исторический аспект позволяет показать судьбы народов, их пути развития, а также объяснить современность. Первый роман А. Шортанова "Горцы" (1953) – начало развития этой темы в кабардинской литературе. Порой художник слова передает правду жизни глубже, объективнее, чем историк. Без прошлого, без истинного его понимания не будет и лучшего будущего. Именно по этим причинам А. Шортанов обращается к теме судьбы малых народов, к ее анализу, сталкивая судьбы различных людей, народностей, показывает историю всей наций. На первых страницах романа перед нами встает образ крепостного Бота. Автор в образе Бота показывает судьбу многих крепостных. А. Шортанов не говорит о том, в каких условиях работали крепостные, достаточно правдивого описания возвращения Бота: "Дорожная пыль огромными желто-бурыми валами крутится следом… Нет, это не пыль из-под его копыт – это черная туча непереносимого горя стелется по земле! Это сердце человеческое исходит великой мукой" [6;49]. В другом эпизоде автор затрагивает социальные вопросы, приводящие к антагонистической борьбе между князьями и крестьянами: "Рассвирепевший князь Аслангери выхватил шомпол из рук Мыки, подскочил к Боту и, высоко подняв огненную полосу, ударил наискось с потягом по большому покатому лбу старика. Странно и вызывающе зачернела на лбу кроваво-дымящаяся полоса. Второй взмах – и шомпол рассек надбровье багровым крестом" [6;55]. Подобное наказание, считал князь, будет держать народ в страхе и повиновении. Но этот крест станет символом начала непримиримой борьбы простых людей с князьями, утраты власти последними.

Таким образом, писатель уже в самом начале произведения противопоставляет две стороны: князья и народ, и показывает условия, в которых живут крепостные. А. Шортанов не находит художественного разрешения конфликта: князья-богатеи привыкли подчинять себе простых людей, а в мировоззрении последних начинают происходить изменения. Особенно эти изменения связаны с появлением русских на Кавказе, которые принесли с собой много нового. По отношению к русским и к России вообще автор занимает двойную позицию: c одной стороны, русские помогают таким, как Бот, Шора Ногмов, а с другой – Ермолов, Волков подобны князю Аслангери своей жестокостью, самодурством. Ермолов Алексей Петрович – (1777-1861) русский военный и государственный деятель. "Возглавляя военную и гражданскую власть на Кавказе, Ермолов проводил жестокую колониальную политику, руководя завоеванием Северного Кавказа" [3;510]. Писатель же в данном образе развенчивает такую позицию, что власть и богатство – не обязательно означают рабство и насилие. Именно эта особенность отличает его от тех князей, живших на Кавказе: каждый из них считал себя богом. Некоторые исследователи предполагают, что положительный образ Ермолова является "ахиллесовой пятой романа".

В трагедии народа не последнюю роль сыграли и представители мусульманской религии. Автор очень точно определяет их место и роль, с помощью художественных деталей создает их образ. Так, прямо не говоря о том, что Хаджи-Исмель виновен в смерти Бота, автор пишет: "За эту ночь Бот изменился до неузнаваемости. Обессиленное побоями тело, уже не повиновалось ему. Бритая голова была вся в кровоподтеках, бешмет изодран, лицо бледно, веки набухли. Но всего этого было мало мулле Хаджи-Исмелю" [6;54]. Религиозные служители, как правило, были советчиками князей во многих вопросах. А. Шортанов вводит художественные детали в изображение Кази-Мухамеда (нового имама): "Своими серыми глазами, колючими и нестерпимо пронзительными, имам впился в лицо собеседника" [7;7]. Проводя параллель с животным миром, невольно сравниваешь имама с волком. Хищническое стремление к власти, деньгам, славе в конечном итоге губит многих невинных людей. Как показывает А. Шортанов, духовные служители имели огромное влияние на простых людей, сеяли смуту, будоражили умы, обещали райскую жизнь в Турции, Крыму… Подобный взгляд был свойственен северокавказской литературе 1950-1960 гг.

Тяжелое положение народа впоследствии приведет к трагической развязке. Писатель правильно понимает, что беды родной земли зависят не только от религиозной принадлежности героев: "Несчастный народ эти армяне, – сказал он (Бей-Булат). – Гибнут между двумя государствами, не знают, к кому прислониться.

- Мы не очень-то от них отличаемся, – тотчас отозвался князь. – Тоже сидим между той же наковальней и тем же молотом: с одной стороны – турки да персы, с другой – русские…

Если князь беды родной земли относил за счет религии, то Бей-Булат думал иначе. Он считал, что все беды мира проистекают от жестокости человека" [7;205]. Так, Бей-Булат находит новое решение существующей проблемы – нравственность. Только ориентируясь на нее, можно решить национальные, религиозные, социальные и другие вопросы.

А. Шортанов столь же глубоко понимает ложное представление некоторых русских о горцах. Так, тактику ведения войны, образ жизни, например, абречество, они понимают как разбой. "Грабеж сам по себе был всегда в крови горцев, – распалился полковник (Волков) еще больше. – Именно в крови. Еще в утробе матери начинают они разбойничать. Разбой, воровство, война – в этом их жизнь. И настолько силен в них зов крови, что брат грабит брата, сосед обкрадывает соседа…" [8;43]. Но автор не оправдывает данную позицию, так как не все горцы такие. Но трагедия малых народов, по утверждению писателя, заключается в том, что подобную позицию разделяет и сам император Николай, не желающий признавать горцев свободным народом.

Среди героев А. Шортанова встречаются и такие, которые предпочитают смерть жизни на чужбине: всадник в белой бурке "как орел полетел с пропасти, и волны моря очень медленно накрыли его". Это был Берзег ("Бэрзэдж" – дословно означает "народом зовущий"). Подобные люди не способны на предательство родной земли. И смерть Берзега предстает перед нами как символ победы над трагедией. Самые главные враги Берзега, а впрочем, и всей наций – это обстоятельства и время, против которых нет оружия. И автор, поднимая в конце повествования философский вопрос – смерть – на самом деле показывает конечную точку, к которой приходит каждый человек, народ.

Таким образом, А. Шортанов заканчивает свой роман на самом трудном этапе жизни горцев – на переселении. Ценность романа состоит в том, что в нем отражаются истинные причины, которые приводят народы к выселению за пределы родных земель: невежество крестьян, социальное положение; жестокость князей к народу, раздоры между ними, безнравственное отношение сильных к слабым; политика России, кровожадность военачальников, их ложное представление о жизни горцев и, наконец, отрицательная роль духовных служителей. А. Шортанов лишь в конце произведения говорит о переселении горцев, но на протяжении всего романа он размышляет о судьбе каждого "малого" народа, который всегда находится между жерновами. Кавказ находился между жерновами потому, что был раем на земле с несметными богатствами.

Литература

  1. Бекизова Л.А. От богатырского эпоса к роману. Национально- художественные традиции и современность. – Черкесск, 1974.
  2. Мусукаева А.Х. Северокавказский роман (художественная и этнокультурная типология). – Нальчик, 1993.
  3. Советская историческая энциклопедия. – Т.5. – М., 1964.
  4. Толгуров З.Х. В контексте духовной общности (Проблемы развития литератур народов Северного Кавказа). – Нальчик, 1991.
  5. Тхагазитов Ю.М. Адыгский роман (национально-эпические традиции и современность). – Нальчик, 1987.
  6. Шортанов А. Горцы. – Кн. 1. – Нальчик, 1967.
  7. Шортанов А. Горцы. – Кн. 2. – Нальчик, 1979.
  8. Шортанов А. Горцы. – Кн. 3. – Нальчик, 2001.

.

.
благодарим за помощь "Мифу"

Новый Год - это праздник, который отмечают в детском саду, в школе, в институте и на солидном корпоративе. Устройство новогоднего праздника следует доверять профессионалам. Вызов Деда Мороза и организация Нового Года с компанией "Волшебник" - это настоящее сказочное веселье, с играми, шутками, конкурсами, ростовыми куклами для самых маленьких и приглашенными звездами эстрады для новогоднего корпоратива.

.

.

Портал "Миф"

Научная страница

Научная библиотека

Мифологический словарь

Художественная библиотека

Сокровищница

Творчество Альвдис

"После Пламени"

Форум

Ссылки

Каталоги


Общая мифология

Общий эпос

Славяне

Европа

Финны

Античность

Индия

Кавказ

Средиземно- морье

Африка, Америка

Сибирь

Дальний Восток

Буддизм Тибета

Семья Рерихов

Искусство- ведение

Толкиен и толкинисты

Русская литература

На стыке наук

История через географию

(с) портал "Миф", 2005-2007
При перепечатке ссылка обязательна!