.
Избранные материалы
X Международного конгресса молодых ученых
Перспектива

Нальчик, 2007


Государство и общество: принципы взаимоотношений в условиях традиционализма

Кенжева В.

КБГУ, г. Нальчик

Рассматривая взаимоотношения государства и общества, предполагается, прежде всего, исходить из принципов восприятия друг другом объекта и субъекта власти, т.е. исследовать психологическую основу этих взаимоотношений. Зарубежные путешественники писали, что власть на Востоке не давит на людей. Заметим при этом, что именно на Востоке зародилось и нашло яркое выражение такое явление как деспотизм. Греция – класссический образец рабовладельческой формации, но при этом греки воспринимали себя как носителей свободы. В Персии также было рабовладение, но персы не считали себя свободными, наоборот они воспринимали себя как носителей рабства. Все дело в том, что персы были рабами по духу, по своим социопсихологическим установкам. Этот момент был удачно описан Н. Маккиавели при сравнении царства турецкого султана и государства короля Франции. Подданные турецкого султана – рабы, короля Франции – свободные [1]. Отсюда можно прийти к выводу, что власть на древнем Востоке не давила на людей не потому, что она не была агрессивной, а потому, что люди воспринимали ее как естественную данность.

Восточный деспотизм не сводился к произволу высшего носителя власти. Сущность деспотизма была заложена в самой системе. Одним из характерных признаков деспотизма на востоке являлось абсолютное преобладание государства над обществом. Еще Ш. Монтескье подчеркивал, что в деспотичных государственных образованиях регулирующую роль вместо основных законов играет религия, совокупность идеологических и морально нравственных принципов, призванных упорядочить жизнь общества. Здесь мораль не отличается от государственного закона. Деспотизм без каких-либо различий подчинял сознание людей одной единственной идее – идее религиозной государственной “правды”, той, которая открывала путь к всеобщему счастью [2].

После волны национально-освободительных движений и революций в странах так называемого третьего мира начал происходить своеобразный процесс. Это, с одной стороны, распад и разложение традиционных связей, мировоззренческих структур, систем ценностей, а с другой – их интеграция в современность, т.е. их сложнейший синтез. Нам кажется более разумным показать принципы взаимоотношений государства и общества именно в этот период, поскольку здесь наиболее отчетливо можно проследить трансформацию отношений к деспотической власти и к новым государственным образованиям. На Востоке часто возникал харизматический тип правления (культ личности как источник и персонификатор власти). Это же явление наблюдалось и в условиях крушения старых феодально-колониальных порядков, на волне победоносных национально-освободительных движений и революций.

Элементы традиционных отношений, политических структур широко пронизывают всю сферу политической жизни современных государств третьего мира. Культура элиты не только подпитывалась традиционализмом, но и сама воспроизводила его нормы и стандарты в практике руководства государством и обществом. “Традиционное общество”, “традиционные структуры”, “традиции” – понятия, обозначающие не что иное, как эндогенный, местный или автохтонный компонент современного общества в оппозиции к новым, извне приобретённым, “чужим” по происхождению структурам этого общества. При взаимодействии традиционных общественных отношений и их субъектов – социально-исторических общностей с современными общественными структурами, обнаруживались следующие тенденции: традиции адаптировались к современным условиям и с другой стороны современные отношения интегрировали традиционные формы (политические лидеры и сами апеллировали к традициям, сознательно превращая их в особый фактор формирования политических структур).

Известно, что социальные связи есть всегда отношения, в которых задействована власть. Необходимо разграничить три типа этатизма:

1. Структурообразующий – где государство не надстроечный институт, а неотъемлемая часть социума – общины;

2. Иерархический – корпоративный;

3. Регулируемый.

Во втором и третьем случаях государство действительно отделено от общества и имеет характер надстроечного института [3]. Это касается новых государственных образований. Человек находился в подчинении у государства, выступающего по отношению к нему отчуждаемой самодовлеющей силой. Восточная модель общественного обустройства предполагала господство государства над индивидом, не имеющим по отношению к государству никаких гарантированных некой 3-й силой прав [4]. В условиях традиционализма государство не имело того особого положения, которое предписывалось ему объективными условиями и не рассматривалось населением как необходимый общественный институт. На поверхности такого отношения к власти лежит то, что государство было чужеземным и население никогда не ощущало его какой-либо частью “своего общего”.

Своеобразие государства на Востоке проявляется в том, что оно имеет бесспорный приоритет перед экономикой. Структурные различия с европейскими государствами заключаются в том, что в Европе начиная с античности государство было надстройкой. А на древнем Востоке (здесь речь не идет о новых государственных образованиях, появившихся в результате национальных освободительных войн) оно было субъектом производственных отношений, элементом базиса. В европейской истории государства обычно выражали интересы правящего класса, в редких случаях балансировали между рвущимися к власти классами (бонапартизм). На традиционном Востоке государство всегда было авторитарным, поскольку было призвано управлять низами, управлять подданными. Государство и причастные к власти сами выполняли роль класса, являя собой государство-класс [5]. Сознание Восточного человека было направлено на такой тип государства. Поэтому новые государственные образования были для него чужими.

Наиболее же глубокие причины, как нам представляется, в том, что в условиях традиционализма преобладающая часть населения ощущает, прежде всего, принадлежность к данному локальному традиционному союзу людей, т.е. коммуналистские отношения занимают прочные позиции. А гражданское самосознание, общность в пределах единого государства ощущается очень слабо. Это и понятно: большинство традиционно настроенного населения не могло мгновенно отрешиться от всех своих коллективистских ценностей и приобщиться к непонятным для них новым правилам общежития, основанным на принципах индивидуализма. При таком слабом развитии важных форм осознанных связей между членами общества (не традиционная общность, а в рамках нового государства) и при его общей неразвитости практически исключается национальная сплоченность. Отсюда, основную роль в жизни общества играл этнический фактор. В традиционном обществе родовые, клановые отношения всегда имели сильные позиции. Более того, принадлежность к определенным группам служит главным признаком социальной характеристики, на основании которого личность предъявляла свои права на конкретный статус в обществе и на определенные отношения с властью [6].

Здесь были описаны две линии власти во взаимоотношениях с обществом: покровительственная и авторитарная. Логически они явно противоречат друг другу. Первое из них предполагает поиск лидера, легитимацию его клиентов в единое целое. Второе означает движение только сверху вниз, сводимое только к безусловному подчинению в ответ на приказ, исходящий от вышестоящего человека. В первом случае власть переплетена с общественной структурой, здесь общество как бы порождает власть, а власть формирует общество. Во 2 случае, напротив, власть в лице государства противопоставлена обществу. В условиях традиционного общества не играло существенной роли превалирование той или иной линий. Поскольку, как было показано выше, человек принимал власть какой бы она ни была.

Литература

  1. Феномен восточного деспотизма. – М., 1993. – С.3-4.
  2. Там же. – С. 11.
  3. Чешков М.А. Феномен неотатизма. Мировые и локальные измерения // Полис. – 1996. – № 2.
  4. Павленко Ю.В. Человек и власть на Востоке // Сб. ст. Феномен восточного деспотизма. – М., 2003. – с.28.
  5. Васильев Л. С. Государство на традиционном Востоке. – М., 1987. – С. 38.
  6. Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного. – М., 1980. – С.300.
  7. Третий мир и судьбы человечества. – М., 1990. – С.111.

.

.
благодарим за помощь "Мифу"

Превосходный подарок - эксклюзивные подарочные издания, такие как книги в кожаном переплете. Дорогой переплет создает ощущение торжественности и благородства. Книжный магазин "Book-presents.ru" осуществляет также доставку по системе "Книги почтой".

.

.

Портал "Миф"

Научная страница

Научная библиотека

Мифологический словарь

Художественная библиотека

Сокровищница

Творчество Альвдис

"После Пламени"

Форум

Ссылки

Каталоги


Общая мифология

Общий эпос

Славяне

Европа

Финны

Античность

Индия

Кавказ

Средиземно- морье

Африка, Америка

Сибирь

Дальний Восток

Буддизм Тибета

Семья Рерихов

Искусство- ведение

Толкиен и толкинисты

Русская литература

На стыке наук

История через географию

(с) портал "Миф", 2005-2007
При перепечатке ссылка обязательна!