.
Избранные материалы
X Международного конгресса молодых ученых
Перспектива

Нальчик, 2007


Социальная справедливость в современной философской теории

Боттаева М.А

КБГУ, г. Нальчик

Социальная справедливость относится к числу социальных явлений, сопутствующих человечеству на протяжении всей его истории. Все сферы совместной жизнедеятельности людей, будь то экономическая, политическая, правовая, социальная или культурная имеют свою логику развития, но, тем не менее, они соединены общей идеей – социальной справедливостью. Социальная справедливость как ценность должна способствовать поддержанию социальной системы, которая регулирует межгрупповые и межиндивидуальные взаимоотношения и является способом общественного признания всех и каждого члена общества. Как правило, внимание к социальной справедливости обостряется именно в то время, когда общество сопровождают социальные потрясения, когда рушится сложившийся социальный порядок. Отметим, что содержание социальной справедливости не носит безусловный и абсолютный характер, оно всегда исторически и культурно конкретно. Мы можем лишь говорить о том, что в обществах того или иного социокультурного типа или в какую-либо эпоху в представлениях о социальной справедливости имеются сходные тенденции, но каждая социокультурная общность в конкретный период истории оперирует своими идеями.

В последней четверти XX в., вопросы о справедливом социально-экономическом распределении приобрели крайне дискуссионный характер. Концептуальная разработка теории справедливости оказалась привязана к прояснению различных дистрибутивных парадигм и с поиском рациональных оснований, которые позволили бы предпочесть какую-либо из них. При этом сохраняется их общая тенденция, которую можно свести к тенденции к нормативной и эпистемологической унификации. Многие исследователи представляют возможным сформулировать единую, и даже, может быть, единственную теорию обоснования справедливого распределения, из которой должен следовать единый дистрибутивный принцип. Но до сих пор такая теория так и не сформировалась.

Итак, в сфере социально-экономического распределения выделяются три основных дистрибутивных парадигмы, которые задают различные критерии распределения благ, обладание которыми позволяет говорить об относительном преуспевании индивида в рамках данной общественной системы. Во-первых, это эгалитаристская парадигма, где главным критерием является приблизительное равенство человеческих потребностей. Правомерным воплощением такого равенства могут считаться:

а) равная индивидуальная собственность, преимущественно трудовая – в современных условиях является абсолютно архаичной;

б) равный потребительский доступ к коллективной собственности – свойственна марксистскому пониманию социализма;

в) частичная уравнительная коррекция результатов функционирования тех общественных институтов, которые генерируют неравенства в потреблении – эгалитаристское понимание социальной справедливости [1,218].

Вторая дистрибутивная парадигма – это меритократическая концепция, которая предполагает распределение благ по заслугам. В этом контексте, в отличие от эгалитарного, идея равного отношения к людям трактуется через призму пропорционального равенства. Основные положения данной концепции сводится к тому, что доступ к престижным социальным позициям должен быть открыт только для тех индивидов, которые способны к осуществлению общественно важных функций, и в той мере, в какой они на это способны. Вторым тезисом меритократической концепции является убеждение в том, что заслуга должна определять не просто доступ к функциональным социальным позициям, но и всю полноту общественного статуса, связанного с ними. Осуществление общественно важных функций должно быть сопряжено с пропорционально неравным вознаграждением, которое касается знаков почета и уважения, а также потребительских благ. Здесь отчетливо выделяются радикальная и умеренная вариации. Радикальный вариант настаивает на разрушении тех институтов, которые порождают, предполагаемо незаслуженные неравенства (семья, индивидуальная собственность с правом дарения и наследования и т.д.). Иным образом выглядит умеренно меритократический проект – в нем функционирование институтов, связанных с незаслуженным распределением, всего лишь корректируется в сторону большего соответствия заслугам.

Для сторонников третьей дистрибутивной парадигмы справедливость состоит в правомочном обладании собственностью и использовании всех, связанных с этим социальных преимуществ. Этой парадигме соответствует либертарианская традиция в современной социальной этике. Ее ключевым тезисом является отказ от применения каких-либо схематизированных образцов справедливого распределения ресурсов, при этом само понятие "социальная справедливость" попадает под серьезное подозрение. К числу ключевых затруднений либертаристского подхода как социально-этической теории относится его явное расхождение с нравственной идей фундаментального равенства, с императивом заботы о благе ближнего и другими аксиомами морали [4, 45].

Что касается различных логик обоснования справедливости, то они представлены следующими основными моделями: интуитивистской, утилитаристской, натуралистической, контракторной. Первым способом обоснования дистрибутивной политики является апелляция к рационально очевидным отправным положениям, которые заставляют нас предпочесть тот или иной вариант распределения как наиболее справедливый. Примером может быть концепция справедливости, построенная на основе неотчуждаемых индивидуальных прав и свобод, которые должны быть обеспечены в рамках любой социальной системы. Они напрямую выражают идею равной ценности всех людей, вне зависимости от их фактической значимости друг для друга. Таким образом, деонтология неотчуждаемых прав, примененная к проблеме дистрибутивной справедливости, несет в себе мощный эгалитарный заряд, противопоставленный, прежде всего, меритократической парадигме. Однако эгалитарные выводы не являются для нее предрешенными.

Второй моделью обоснования справедливого распределения является утилитаристская. Посылка фундаментального этического равенства в утилитаристской мысли представлена упоминавшейся выше формулой, принадлежащей Дж. Бентаму. Однако степень действительной эгалитарности утилитаристских дистрибутивных концепций зависит от множества привходящих условий, варьирующих совокупную полезность, порождаемую тем или иным вариантом распределения ресурсов. Даже после признания закона уменьшения "предельной полезности" утилитаристская позиция может быть модифицирована в пользу меритократической или либертаристской парадигмы. Это происходит в связи с тем, что распределение по заслугам или защита правомочного владения могут рассматриваться как обязательное условие экономической эффективности или социально-политической стабильности общества [1,238].

Одной из наиболее распространенных альтернатив интуитивистской деонтологии прав и утилитаризма в современной социальной этике служит натуралистическая модель обоснования справедливого распределения. Её сторонники отстаивают идею возврата к классическим образцам политической и моральной философии. Их центральным тезисом является утверждение о том, что существует возможность зафиксировать природные черты человека и в свете этих черт – некий образ человеческого предназначения. Тогда эффективность социальных механизмов, ведающих распределением ресурсов, определяется не в свете гарантий неотъемлемых прав или максимизации предпочтений, а в свете реализации субстанциональных человеческих потребностей и создания условий для достижения совершенств (добродетелей). В зависимости от акцента – на потребностях или совершенствах – можно выделить меритократический или эгалитаристский варианты натурализма [3, 31].

Таким образом, перечисленные модели обоснования социальной справедливости оказываются вовлеченными в потенциально бесконечный спор, при этом ни одна из них не предоставляет аргументов, которые работали бы в пользу только одной дистрибутивной парадигмы. В любом обществе имеется несколько альтернативных представлений о социальной справедливости, выражающих интересы различных социальных групп. Однако в них всегда в той или иной степени присутствует некий общий “стержень”, который составляет исторические закономерности развития общественных социальных установок, имеющий под собой институциональные основания в экономической, политической и духовной жизни.

Литература

  1. Алексеева Т.А Современные политические теории. – М., 2000.
  2. Клодий А.Ф. Социальная справедливость и равенство: проблемы теории и практики. – Л., 1991.
  3. Прокофьев А.В. Справедливость или преодоление человеческой природы? // Этическая мысль: Ежегодник. – Вып. 4. – М.: ИФ РАН, 2003. – С. 24-49.
  4. Прокофьев А.В. Человеческая природа и социальная справедливость в современном этическом аристотелианстве // Этическая мысль: Ежегодник. – Вып. 2. – М: ИФ РАН, 2001. – С. 42-69.

.

.
благодарим за помощь "Мифу"

В настоящее время возрождается интерес к деревянным домам, ведь они уютнее и экологичнее кирпичных, дольше хранят тепло и просто красивее. Строительство домов из оцилиндрованного бревна - это возможность получить новый дом всего за один месяц, поскольку все бревна подготовлены заранее и процесс стоительства нрапоминает скорее сборку конструктора.

.

.

Портал "Миф"

Научная страница

Научная библиотека

Мифологический словарь

Художественная библиотека

Сокровищница

Творчество Альвдис

"После Пламени"

Форум

Ссылки

Каталоги


Общая мифология

Общий эпос

Славяне

Европа

Финны

Античность

Индия

Кавказ

Средиземно- морье

Африка, Америка

Сибирь

Дальний Восток

Буддизм Тибета

Семья Рерихов

Искусство- ведение

Толкиен и толкинисты

Русская литература

На стыке наук

История через географию

(с) портал "Миф", 2005-2007
При перепечатке ссылка обязательна!